Всеукраинская газета
"Русский Мир. Украина".
Электронная версия.
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
  •      
       
    •   Русский мир. Украина » История » ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О ПРОИСХОЖДЕНИИ И УПОТРЕБЛЕНИИ СЛОВА «УКРАИНЦЫ»  
     
    ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О ПРОИСХОЖДЕНИИ И УПОТРЕБЛЕНИИ СЛОВА «УКРАИНЦЫ»
    Раздел: История
     
    ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О ПРОИСХОЖДЕНИИ И УПОТРЕБЛЕНИИ СЛОВА «УКРАИНЦЫ»1. Как и когда появилось слово «Украина»?

    «Оукраинами» («украинами», «украйнами») с XII по XVII вв. именовали различные пограничные земли Руси. В Ипатьевской летописи под 6695 (1187) г. упоминается переяславская «оукраина», под 6697 (1189) г. — галицкая «оукраина», под 6721 (1213) г. перечисляются пограничные города этой галицкой «оукраины»: Брест, Угровск, Верещин, Столп, Комов. В I Псковской летописи под 6779 (1271) г. говорится о сёлах псковской «украины».

    В русско-литовских договорах XV в. упоминаются «вкраинъные места», «Украiные места», «Вкраиныи места», под которыми понимаются Смоленск, Любутск, Мценск. В договоре двух рязанских князей 1496 г. названы «наши села в Мордве на Цне и на Украине». В отношении московско-крымской границы с конца XV в. также говорилось: «Украина», «Наши украины», «наши украинные места». В 1571 г. была составлена «Роспись сторожам из украиных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам». Наряду с «татарскими украинами» существовали также «казанская украина» и «немецкая украина». Документы конца XVI в. сообщают об «украинской службе» московских служилых людей: «А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку». В российском законодательстве XVII в. часто упоминаются «Украйна», «Украйные городы», «Государевы Украйны», «Наши Украйны», «Украйные/Украинские городы дикого поля», «Украйнские городы», говорится о пребывании воинских людей «на Государевой службе на Украйне». Понятие это — крайне широкое: «...в Сибирь и в Астрахань и в иные дальние Украинные городы».

    Однако в Московском государстве с рубежа XV-XVI вв. существовала и Украйна в узком смысле слова — окская Украйна («Украина за Окой», «крымская украина»). В российском законодательстве XVI-XVII вв. неоднократно приводится список городов такой Украйны: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Торуса, Одоев. Наряду с ней существовала и Слободская Украйна Московского государства.

    В конце XVI — I половине XVII в. словом «Украина» в узком смысле слова также стали обозначать земли Среднего Поднепровья — центральные области современной Украины. В польских источниках (королевских и гетманских универсалах) упоминаются «замки и места наши Украйные», «места и местечки Украинные», «Украина Киевская». В российском законодательстве XVII в. фигурирует «Украйна Малороссийская», «Украйна, которая зовется Малою Россией»; правобережье Днепра именовалось «Польской Украйной». Малороссия и Слободская Украйна в российском законодательстве четко разделялись: «Малороссийских городов жители приезжают в Московское государство и в Украинные городы...».

    2. Как именовали жителей пограничных украин?

    В Ипатьевской летописи под 6776 (1268) г. упоминаются жители польского пограничья — «Ляхове оукраиняне» («...и зане весть бяхоуть подали им Ляхове оукраиняне»). В русско-литовских договорах и посольских документах середины XV — I трети XVI вв. называются «вкраинъные люди», «Украиные наши люди», «украинные слуги», «украинные люди», «украинники», т.е. жители Смоленска, Любутска, Мценска. В польских документах с конца XVI в. значатся «старосты наши Украйные», «паны воеводы и старосты Украинные», «люди Украинные», «обыватели Украинные», «Козаки Украинные», «Украинные сенаторы». В таком именовании не было никакого этнического оттенка. В документах также упоминаются «Украинские ратные люди» и «Украинные места» Крымского ханства. Жители Руси (и польские, и московские подданные) по-прежнему именовали себя русскими, так же их именовали и иноплеменники. В польских и русских источниках того же времени называются «церкви Русские» в Луцке, «Духовенство Руское» и «релия [религия, вера] Руская», а также «народ наш Руский» (тут же — «обыватели тутейшие Украинные»), «Русин», «Люди Рускiе», «Руские люди». В тексте Гадячского договора Выговского с Польшей говорится о населении Украины как о «народе Руском» и «россиянах». Подданные Московского государства именовали себя так же: «Руские люди», «твои великого государя ратные люди, Руские и Черкасы». Иностранцы именовали московских подданных либо «русскими» (Я. Велевицкий, О. Будило, И. Кильбургер, Ю. Крижанич), либо «московитами» (А. Мейенберг), либо одновременно обоими терминами (Р. Ченслор, Дж. Горсей, Г. Штаден, А. Олеарий, С. Маскевич).

    3. Где и как впервые стало употребляться слово «украинцы»?

    В Московском государстве «украинцами» изначально называли воинских людей (пограничников), несших службу на окской Украйне — в Верхнем и Среднем Поочье — против крымцев. В марте 1648 г. московский думный дьяк Иван Гавренёв написал в Разрядный приказ записку о приготовлении к докладу ряда дел, в которой, в частности, под шестым пунктом было кратко сказано: «Украинцев, кто зачем живет, не держать и их отпустить». Слово «украинцы» думный дьяк никак не пояснял; очевидно, в Москве оно было на слуху и в пояснении не нуждалось. Что оно означало, становится ясно из последующих документов. Весной 1648 г. в связи со слухами о грядущем нападении крымцев на московские границы был объявлен сбор воинских людей украинных городов — Тулы, Каширы, Козлова, Тарусы, Белева, Брянска, Карачева, Мценска. В наказе воеводам Буйносову-Ростовскому и Вельяминову от 8 мая, составленном по докладу дьяка Гавренёва, в частности, было сказано: «...в те города воеводам отписать же, чтоб воеводы детей боярских и дворян и всяких служилых людей на государеву службу выслали к ним тотчас». На службе Московского государства в 1648 г. уже состояли малороссийские казаки, но они именовались не «украинцами», а «черкасами» (о них также говорится в записке Гавренёва).

    Употребление слова «украинцы» в Московском государстве не позднее II половины XVI в. видно из того, что в рязанских платежных книгах 1594-1597 гг. упоминаются Украинцовы — дворяне Каменского стана Пронского уезда. В грамоте 1607 г. упоминается служилый человек Григорий Иванов сын Украинцов, получивший от царя Василия Шуйского поместье в Ряжском уезде (современная Рязанская область). Хорошо известен также думный дьяк Е.И. Украинцев (правильнее: Украинцов; 1641-1708), подписавший в 1700 г. Константинопольский мирный договор России с Османской империей. В 1694 г. Емельян Украинцов составил для Разрядного приказа родословную рода Украинцовых, в соответствии с которой основателем фамилии был рязанский дворянин середины XVI в. Фёдор Андреев сын Лукин по прозвищу Украинец; его отец был «испомещен на Рязани», то есть несколько восточнее вышеупомянутых городов окской Украйны, в результате чего и могло возникнуть отличительное прозвище «Украинец», а затем и фамилия «Украинцовы». Скорее всего, Федор Украинец не был личностью мифологической: именно его внуки упоминались в книгах 1594-1597 гг., а правнук — в грамоте 1607 г. Сама окская Украйна формировалась еще для обороны от ордынцев и приобрела особое значение с начала XVI в. в связи с частыми набегами крымцев. В 1492 г. «приходили тотаровя на украину на олексинские места». «Воеводы украинные и люди», успешно отразившие крымский набег «на великого князя украйну на тульские места», упоминаются уже в грамоте 1517 г. Против крымцев в 1507-1531 гг. в Туле, Кашире, Зарайске, Коломне были возведены крепости, размещены постоянные гарнизоны, украинным дворянам раздавались поместья. В 1541-1542 гг. активные боевые действия развернулись восточнее — под Пронском (на Рязанщине), что могло привести к переводу туда части украинных дворян.

    Во II половине XVII в. служилые люди окской Украйны — «Украинцы дети боярские» и «Украинцы дворяне» — фигурируют в российском законодательстве весьма часто. В Повести об Азовском сидении «украинцы» упоминаются в том же смысле («ево государевы люди украиньцы», «воеводы государевы люди украинцы», «ево государевы люди руские украинцы»). В разрядной книге, переписанной во II половине XVII в., значилось: «А пришед царь в Крым перед ним в другой четверг по велице дни, а возился на Тонких водах, а под украинцов пустил мурз дву или трех с малыми людьми языков добывали и про царя и великого князя проведывали». Жителей Малороссии «украинцами» не называли. Например, в Двинской летописи под 1679 г. фигурируют «Яким малороссиянин да Константин украинец».

    По мере продвижения на юг российской границы слово «украинцы» с Поочья распространяется и на пограничных служилых людей Слободской Украйны. В 1723 г. император Петр Великий упоминает «Украинцов Азовской и Киевской губерний» — украинных служилых людей, в том числе и со Слободской Украйны. При этом он четко отличает их от «Малороссийского народа». В 1731 г. на Слобожанщине стала создаваться Украинская линия, защищавшая российские границы от крымцев. Анонимный автор «Записки о том, сколько я памятую о Крымских и Татарских походах», участник похода 1736 г. против крымцев писал о том, как татары сталкивались с «нашими легкими войсками (Запорожцами и Украинцами)». При императрице Елизавете Петровне из «Украинцов» формировались полки Слободской ландмилиции. В 1765 г. здесь была учреждена Слободская Украинская губерния (так именовалась Харьковская губерния в 1765-1780 и 1797-1835 гг.). В 1816-1819 гг. при Харьковском университете издавался весьма популярный «Украинский вестник».

    4. Когда и в каком смысле слово «украинцы» впервые стало употребляться в отношении Малороссии?

    В I половине — середине XVII в. слово «украинцы» (Ukraińców) употребляли поляки — так обозначались польские шляхтичи на Украине. М. Грушевский приводит цитаты из 2 донесений коронного гетмана Н. Потоцкого от июля 1651 г. в переводе с польского на современный украинский язык, в которых гетман употребляет термин «панове українці» для обозначения польских помещиков Украины. Поляки никогда не распространяли его на русское население Украины. Среди крестьян с. Снятынка и Старое село (ныне — Львовская область) в польском документе 1644 г. упоминается некто с личным именем «Украинец» (Ukrainiec), а также «зять Украинца» (Ukraińców zięć). Происхождение такого имени не вполне понятно, но очевидно, что остальное население «украинцами», таким образом, не были. С середины XVII в. этот термин из польских документов пропадает.

    Московские послы А. Прончищев и А. Иванов, отправленные в Варшаву в 1652 г., отмечали в донесении, что в польской столице они встретили шестерых посланцев гетмана Б. Хмельницкого, среди которых был «Ондрей Лисичинский з Волыня, украинец, а ныне живет в Богуславе». Остальные представители Хмельницкого были уроженцами центральной или левобережной Украины. Примечательно, что среди всех послов «украинцем» был назван лишь один Лисичинский (шляхтич Андрей Лисовец); таким образом, российские послы имели в виду, что Лисичинский по происхождению был польским шляхтичем, т.е. пользовались польской терминологией. Однако пояснять само это определение, вошедшее в официальный отчет, на Москве не было никакой потребности, оно было всем понятно.

    Однако во II половине XVII в. московские подданные изредка начинают употреблять слово «украинцы» в отношении малороссийского казачества. Хорватский выходец Ю. Крижанич в 1659 г. по дороге в Москву несколько месяцев пребывал на Украине и составил две записки на малороссийские темы («Путно описание» и «Беседа ко черкасом»): в них часто употребляются понятия «черкасы» и «козаки», но термин «украинцы» отсутствует. Однако позднее в своем труде, написанном в тобольской ссылке в 1663-1666 гг. (открыт и опубликован лишь в 1859 г.), Крижанич дважды употребил слово «украинцы» (в разном написании: 1 раз в именительном падеже — Ukráyinci, 1 раз в родительном падеже — Ukráincew) как синоним слов «черкасы» и «поднепряне». Крижанич также использовал понятие «запражане» (т.е. запорожцы). Свое сочинение, позднее получившее название «Политика», Крижанич писал латиницей на сочиненном им эклектичном языке — смеси церковнославянского, простонародного русского и литературного хорватского. Значительную часть слов он придумывал сам. Кроме того, часто слова одного значения, взятые из разных языков, употреблялись им как синонимы. Слово «украинцы» Крижанич вполне мог заимствовать из разговорного русского языка (ударение и склонение делалось им по правилам русского, а не польского языка). Возможно также предположение, что это понятие было самостоятельно сконструировано Крижаничем на основе слова «Украина» (он родился в г. Бихач неподалеку от Крайны, где проживали краинцы, т.е. хорутане, или словенцы). Однако эта версия гораздо менее вероятна: под «Украиной» Крижанич понимал как «поднепровскую Украину» (na Podnéprovskay Ukráyine), так и Сибирь (Ukrayina Russiae), где и находился в этот период, однако «украинцами» именовал только «черкасов».

    5. Когда и в каком смысле слово «украинцы» стали употреблять сами малороссияне?

    С последней трети XVII в. слово «украинцы» в отношении как казаков, так и слободских украинцев появляется и в отошедшей к Русскому государству части Малороссии — в промосковских кругах казачьей старшины и духовенства. Наиболее ярким документом в данном отношении следует считать «Пересторогу Украины» (1669 г.) — публицистический трактат, написанный, скорее всего, наказным киевским полковником В. Дворецким. «Украинцами» автор именует казаков Правобережной Украины, которым и адресовано послание (в качестве синонимов употребляются также «козаки», «панове козаки», «войска козацкие», «народ украинский»). В отношении всего малороссийского населения применяются понятия «народ рус©кий», «хртiяне русъкие», «русь» (ср. здесь же «москва и русь», «козаки и вся русь»); иногда понятия «Русь» и «русы» распространяется и на Московское государство. Автор текста демонстрирует хорошее знание ситуации внутри Российского государства. «Пересторога» была обнаружена в конце XIX в. в составе рукописного сборника Дворецких; убежденный сторонник пророссийской ориентации В. Дворецкий неоднократно бывал в Москве и получил там дворянство, именно в 1669 г. он бежал из-под ареста у гетмана Дорошенко, прибыл в российскую столицу, где имел аудиенцию у царя, и возвратился в Киев с жалованной грамотой. «Пересторога» вполне могла быть написана в Москве (и не могла не быть согласована с российской властью), стиль самого документа схож с расспросными речами Дворецкого, собственноручно написанными им в российской столице. Сам текст трактата имеет сложный характер и структуру, а также явные следы смысловой правки. Понятие «украинцы» употребляется в тексте «Перестороги» именно в тех местах, где наиболее отчетливо проявляется пророссийская позиция автора — он как бы говорит со слов своих покровителей (например: «Надлежит и то взяти до уваги Украине, же гды и предъ тымъ бывала часто громлена, теды в царстве московскомъ украинце прибежище мевали, такж греки, и местца стых тамъ вспоможеня брали, бо теж инъде и не маш где Царъ его млст до Украини ся iнтересуе, а вольносты, якие хто потребуе, надае, кто ему тылко верне голъдуе. Що обачит може кождый поза гранiцею московскою, якъ живут украинце на волностях, обфити во всемъ»).

    Единожды слово «украинцы» (в значении казаков) употреблено в «Кроинике о земле Польской» (1673 г.) игумена Киево-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосия Софоновича, который был знаком с «Пересторогой». В письме архимандрита Новгорода-Северского Спасского монастыря Михаила Лежайского боярину А. Матвееву в 1675 г. сказано: «Не ведаю, за что порубежные воеводы наших Украинцов недавно изменниками зовут и некакую измену слышат, которую мы не видим; а если бы что было, я сам первой известил бы днем и ночью свету великому государю; изволь предварить, чтобы воеводы в таких мерах были опасны и таких вестей ненадобных не начинали и малороссийских войск не озлобляли; опасно, чтобы от малой искры большой огонь не запылал». Вполне очевидно, что архимандрит употребляет понятие, хорошо известное в Москве, и имеет в виду пограничных воинских людей (казаков) Украины.

    В стихах малороссийского поэта Климентия Зиновьева, писавшего во времена Петра и Мазепы, единственный раз были упомянут «Украинец породы Малороссийской» (в собирательном смысле), то есть вводилось уточнение, о каких конкретно слободских «украинцах» шла в данном случае речь. Летопись С.В. Величко (составлена между 1720 и 1728 гг., отличается поэтическими преувеличениями, некритическим отношением к источникам и витиеватым языком) включает документ сомнительного происхождения, датируемый якобы 1662 г. — письмо запорожцев Ю. Хмельницкому. В документе содержатся следующие фразы: «Не забудь к тому же и того, что мы, войско низовое запорожское, скоро поднимемся на тебя, а вместе с нами встанут и все обабочные украинцы, наша братия, и премногие другие пожелают отомстить тебе за обиды и разорения. В какой час и с какой стороны налетит на тебя вихорь и подхватит и унесет тебя из Чигирина, ты и сам не узнаешь, а поляки и татары далеко будут от твоей обороны». «Украинцами» названы казаки обоих берегов Днепра. Население Малороссии в целом Величко именовал «народом козако-руським». В Лизогубовской летописи (по В.С. Иконникову — 1742 г.) были упомянуты «поднестряне и забужане и иные украинцы»; таким образом, «украинцами» здесь именовались казаки — воинские люди различных окраин Малороссии.

    Выходец из известного малороссийского рода Я.М. Маркович (1776-1804) в своих «Записках о Малороссии, ее жителях и произведениях» (СПб., 1798) писал, что территория «между реками Остром, Супоем, Днепром и Ворсклой» (т.е. Полтавщина и юг Черниговщины) «известна под именами Украины, Степи и Полей, отчего и тамошних жителей называют Украинцами, Степовиками и Полевиками». Маркович также называл их «степными Малороссиянами» и полагал, что они произошли от русских или половцев, которые приняли казачий образ жизни; их потомков польский король Стефан Баторий расселил против крымских татар «при обоих берегах Днепра». «От сих Козаков произошли и Украинцы, составлявшие прежде Малороссийское войско: остатки оного суть нынешние Козаки; но они уже не воины, а сельские жители», — отмечал Маркович. Он также сообщал, что эти «украинцы», хотя и стали расселяться по Екатеринославской и Новороссийской губерниям, но, тем не менее, составляли особое сословие и не смешивались с малороссиянами.

    6. Когда «украинцами» начали называть всё население Украины-Малороссии?

    Обозначение «украинцами» малороссийского казачества сохранялось в XVIII в. и вне Малороссии. Вольтер в своей «Истории Российской империи при Петре Великом» два раза употребляет понятие «les Ukraniens» (в главах 1 и 17), отмечая, что они именуются казаками («соединившаяся орда из древних роксалан, сарматов и татар»). Вслед за Вольтером в критических замечаниях на его труд об «украинцах» упоминает и М.В. Ломоносов.

    Однако вскоре в литературных трудах появляется и расширительная трактовка. Выдающийся военный инженер генерал-майор А.И. Ригельман (1720-1789) — обрусевший немец, служивший в 1745-1749 гг. в Малороссии и на Слободской Украйне — выйдя в отставку и на склоне лет поселившись под Черниговом, написал «Летописное повествование о Малой России и ее народе и козаках вообще» (1785-1786). Как уже было сказано, на Черниговщине жили казаки, в отношении которых использовалось именование «украинцев». Ригельман впервые распространил именование «украинцев» на население всей Украины-Малороссии. Понятия «украинцы» и «малороссияне», также как «Украина» и «Малороссия» для обозначения Поднепровья использовались историком как тождественные. «Украинцев» Ригельман считал частью «россиян». Рукопись Ригельмана была хорошо известна историкам и привлекалась к исследованиям (в частности, Д.Н. Бантыш-Каменским в его «Истории Малой России»), однако никто из малороссийских историков — современников Ригельмана (П. Симоновский, С. Лукомский и др.) слово «украинцы» в таком значении не употреблял.

    Польский граф-эмигрант, впоследствии российский чиновник, Ян Потоцкий (1761-1815) издал в 1795 г. в Париже на французском языке хрестоматию отрывков из античных и раннесредневековых писателей под названием «Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах». Во введении он привел список славянских народов, среди которых фигурировали «украинцы» или «малороссы» — отдельный от «русских» славянский народ, в древности разделявшийся на 4 племени: полян, древлян, тиверцев и северян. Потоцкий впервые (эпизодически) использовал слово «украинцы» как этноним. Интересно отметить, что оно фигурирует всего 3 раза, но сразу в двух формах написания (les Uckrainiens, les Ukrainiens). По мнению польского графа, русский народ происходил от словен новгородских, а кривичи, дреговичи и бужане влились в состав украинского, русского и отчасти польского народов. «Племена Галича и Владимира» (Галиции и Волыни) производились Потоцким от сарматов. Более к украинской теме автор не возвращался, а сама концепция ни в других трудах Потоцкого, ни у его современников развития не получила.

    Почины Ригельмана и Потоцкого восприняты не были. Слово «украинцы» в исторических, литературных и политических произведениях до середины XIX в. продолжало употребляться в прежних значениях. Харьковский писатель И.И. Квитка, одесский историк А. Скальковский, а также А.С. Пушкин (вероятно, вслед за Марковичем и Квиткой) именовали «украинцами» малороссийских казаков. В драме «Борис Годунов» (1825) Г. Отрепьев говорит о себе: «И наконец из келии бежал / К украинцам, в их буйные курени, / Владеть конем и саблей научился...» (сцена «Ночь. Сад. Фонтан»). Отсюда видно, что в русском варианте слово изначально имело ударение на второй слог (укрАинец), в то время как в польском (по правилам польского ударения) — на предпоследний (украИнец).

    Использовалось и прежнее петровское значение слова. Декабрист П.И. Пестель (1792-1826) в своей «Русской Правде» делил «народ русской» на пять «оттенков», различаемых, по его мнению, лишь «образом своего управления» (т.е. административным устройством): «россиян», «белорусцев», «русснаков», «малороссиян» и «украинцев». «Украинцы», как отмечал Пестель, населяют Харьковскую и Курскую губернию. Харьковский драматург Г.Ф. Квитка (Основьяненко) (1778-1843), племянник И.И. Квитки, в небольшом очерке «Украинцы» (1841) писал: «Народы, населившие нынешнюю Харьковскую губернию, большею частью были украинцы и имели с малороссиянами один язык и одни обычаи, но со времени своего здесь поселения значительно отклонились от них до заметной разности...».

    Расширительная трактовка использовалась достаточно случайно. К.Ф. Рылеев, три года проживший среди слобожан, в набросках своей поэмы «Наливайко» (1824-1825) писал: «...Поляк, еврей и униат // Беспечно, буйственно пируют, // Все радостью оживлены; // Одни украинцы тоскуют...». Этот отрывок («Весна») был впервые опубликован только в 1888 г. В 1834 г. молодой ученый-ботаник М.А. Максимович издал в Москве «Украинские народные песни», в комментариях к которым писал: «Украинцы или Малороссияне составляют восточную половину Южных или Черноморских Руссов, имевшую своим средоточием богоспасаемый град Киев». Однако позднее, принявшись за изучение истории и культуры Малороссии, Максимович сузил понятие «украинцы»: по его мнению, так именовались потомки полян — казаки и жители Среднего Поднепровья. Максимович не считал «украинцев» особым этносом.

    7. Когда под «украинцами» стали понимать отдельный славянский народ (этнос)?

    На рубеже 1845-1846 гг. в Киеве по инициативе молодого профессора Университета св. Владимира Н.И. Костомарова (ученика Максимовича) возникло «Кирилло-Мефодиевское братство», поставившее перед собой задачу борьбы за создание славянской федерации, куда должна была войти и свободная Украина. В Уставе братства Костомаров написал: «Принимаем, что при соединении каждое славянское племя должно иметь свою самостоятельность, а такими племенами признаем: южно-руссов, северно-руссов с белоруссами, поляков, чехов с [сло]венцами, лужичан, иллиро-сербов с хурутанами и болгар». Таким образом, автор Устава использовал искусственное слово «южно-руссы», противопоставленное им «северно-руссам с белоруссами». Однако сторонник Костомарова Василий Белозерский написал пояснительную записку к Уставу, в которой содержалась следующая фраза: «Ни одно из славянских племен не обязано в той мере стремиться к самобытности и возбуждать остальных братьев, как мы, Украинцы». Именно с этого документа можно вести историю употребления слова «украинцы» в этническом смысле.

    Белозерский, черниговский уроженец и преподаватель истории, не мог не знать рукопись Ригельмана, хранившуюся у его сына, черниговского поветового маршала А.А. Ригельмана, и активно использовавшуюся историками. Его брат Н.А. Ригельман (чиновник канцелярии киевского генерал-губернатора, сотрудник Временной комиссии для разбора древних актов) дружил с членами «Кирилло-Мефодиевского братства». В 1847 г. рукопись была, наконец, напечатана в Москве О.М. Бодянским — еще одним их хорошим знакомым. После появления записки Белозерского Костомаров написал свою прокламацию «Братья Украинцы», в которой говорилось следующее: «...Мы принимаем, что все славяне должны между собою соединиться. Но так, чтоб каждый народ составлял особенную Речь Посполитую и управлялся не слитно с другими; так, чтоб каждый народ имел свой язык, свою литературу, свое общественное устройство. Такими народами признаем: Великороссиян, Украинцев, Поляков, Чехов, Лужичан, Хорутан, Иллиро-сербов и Болгар. (...) Вот братья Украинцы, жители Украины обоих сторон Днепра, мы даем вам это размышление; прочитайте со вниманием и пусть каждый думает, как достигнуть этого, и как бы лучше сделать...». Оборот «обе стороны Днепра» часто употреблялся и в труде Ригельмана, вдохновившем Белозерского и Костомарова (в других доступных им работах говорилось об «обоих берегах», а не «обеих сторонах», а кроме того отсутствовала расширительная трактовка понятия «украинцы»).

    Интересна также эволюция употребления слова «украинцы» у другого участника «Братства» — П.А. Кулиша. В 1845 г. Кулиш (в тогдашнем написании: Кулеш) приступил к публикации в журнале «Современник» своего романа «Черная рада». В первоначальной версии (на русском языке) упоминались «Малороссийский народ», «Малороссияне», «Южно-Русский народ», «Украинский народ», присущий им «дух Русский», а также указывалось, что жители Украины — «Русские». «Украинцами» в романе, как повелось с конца XVII — XVIII вв., именовались малороссийские казаки. Это слово также встречалось и в более ранних произведениях Кулиша. Например, в повести «Огненный змей» содержалась следующая фраза: «Народная песня для Украинца имеет особенный смысл». Повествование было связано с местечком Воронеж близ Глухова (родиной самого Кулиша) — на границе с Слобожанщиной и недалеко от мест, где по Марковичу селились потомки казаков. Важно отметить, что в другом труде Кулишом восхвалялись именно «козацкие песни». Представления Кулиша, таким образом, были близки взглядам Максимовича. Однако именно с 1846 г. Кулиш наполняет слово «украинцы» иным смыслом. С февраля этого года (то есть одновременно или сразу после появления записки Белозерского) он начал печатать в петербургском журнале «Звездочка» свою «Повесть об украинском народе». В ней фигурировали «народ Южнорусский, или Малороссийский» и «Южноруссы, или Украинцы». Автор отмечал, что этот особый славянский народ, проживающий в России и Австрии, и от «севернорусских» отличается «языком, одеждою, обычаями и нравами», а история его начиналась еще с князя Аскольда. Интересно, что в последнем абзаце своего труда Кулиш все-таки отметил, что «козаки-поселяне, потомки городовых козаков (...) отличаются от прочих Украинцев чистотою народного типа».

    Однако употребление слова «украинцы» в этническом смысле в середине XIX в. было случайным и столь же искусственным, как и понятия «южноруссы». Оба эти понятия в равной степени не считались самоназваниями. Примечательно, что один из наиболее радикально настроенных участников «Братства» Т.Г. Шевченко никогда словом «украинцы» не пользовался. С 1850-х гг. Кулиш употреблял его в своих исторических работах наряду с «малоруссами», «южными русичами», «польскими русичами». При этом он отказался от представления «украинцев» как этноса и писал так: «Северный и Южный Русский народ есть одно и то же племя». В частной переписке «украинцы» четко отделялись им от «галичан». Пересмотрев свои прежние взгляды, Костомаров в 1874 г. писал: «В народной речи слово „украинец“ не употреблялось и не употребляется в смысле народа; оно значит только обитателя края: будь он поляк, иудей — все равно: он украинец, если живет в Украйне; все равно, как, напр., казанец или саратовец значит жителя Казани или Саратова». Касаясь исторической традиции словоупотребления, историк, кроме того, отмечал: «Украина значила (...) вообще всякую окраину. Ни в Малороссии, ни в Великороссии это слово не имело этнографического смысла, а имело только географический». Филолог М. Левченко на основании собственных этнографических изысканий и в соответствии с мнением Максимовича указывал, что «украинцы — жители Киевской губернии, которая называется Украиною». По его словам, они были частью «южноруссов» или «малоруссов», которых правильнее было бы называть «русинами».

    Также сохранялось представление конца XVII — XVIII вв. о казацкой этимологии слова «украинцы». В стихотворении П. Чубинского (1862), положенном в основу современного гимна Украины, говорилось: «Ще не вмерли в Україні ні слава, ні воля, / Ще нам, браття українці, усміхнеться доля! (...) І покажем, що ми, браття, козацького роду». Несколько позднее в журнале «Киевская старина» было опубликовано стихотворение неизвестного автора «Ответ малороссийских козаков украинским слобожанам [Сатира на слобожан]», в котором для обозначения казаков фигурировало слово «украинцы». Текст стихотворения якобы был найден в глуховском архиве Малороссийской коллегии, он не имел датировки, но был связан с событиями 1638 г. и представлялся как достаточно древний. Однако оригинал текста «Ответа» неизвестен, а его стиль позволяет судить, что на самом деле произведение было создано незадолго до публикации. Стоит отметить, что Костомаров, в частности, считал присутствие слова «украинцы» в изданных текстах старых малороссийских песен одним из признаков подложности.

    Историк С.М. Соловьев еще в 1859-1861 гг. использовал слово «украинцы» для обозначения жителей различных российских окраин — как сибирских, так и днепровских. Гр. А.К. Толстой в своей сатирической «Русской истории от Гостомысла до Тимашева» (1868) написал о Екатерине II, распространившей крепостное право на Малороссию: «...И тотчас прикрепила / Украинцев к земле». В отличие от подобного словоупотребления радикальный публицист В. Кельсиев пользовался этим понятием для обозначения галичан-украинофилов.

    На рубеже XIX-XX вв. слово «украинцы» обычно использовалось не в этническом, а в географическом смысле (вслед за Ригельманом, поздним Кулишом и поздним Костомаровым), обозначая население Украины. В географическом значении понятие «украинцы» начал активно употреблять общественный деятель М.П. Драгоманов (1841-1895). В своих работах, публиковавшихся с 1880-х гг., Драгоманов сперва различал «украинцев» («российских украинцев», «украинцев-россиян») и «галицко-руський народ» («галичан», «русинов»), однако позднее объединил их в «русинов-украинцев». Предками «украинцев» Драгоманов считал полян. Как бы то ни было, в границы «Украинской земли» им включались территории Малороссии, Новороссии (без Крыма), Донской и Кубанской областей, Полесья, Галиции и Подкарпатья. Племянница Драгоманова поэтесса Л. Косач-Квитка (1871-1913; псевдоним: Леся Украинка) также различала «украинцев» и «галичан» («галицких русинов»), но считала их одним народом. Интересно, что перевод на немецкий язык собственного стихотворения «To be or not to be?..» (1899) Леся Украинка подписала так: «Aus dem Kleinrussischen von L. Ukrainska» (дословно: «С малороссийского Л. Украинской»). Иными словами, свой псевдоним Л. Косач-Квитка понимала не в этническом, а в географическом смысле (жительница Украины-Малороссии). И. Франко, писавший о едином «украинско-руськом народе», называл себя «русином».

    В период Первой мировой войны русское военное начальство различало «русинов» (галичан) и «украинцев», понимая под последними военнослужащих Легиона украинских сечевых стрельцов (УСС): «Кременецким полком в районе Макувки взяты 2 русин из батальона Долара. Они показали, что на той же высоте находятся две роты украинцов Сечевиков, у которых некоторые офицерские должности заняты женщинами».

    8. Когда началось активное употребление слова «украинцы» в современном этническом значении?

    Профессор Лембергского (Львовского) университета (в 1894-1914 гг.), впоследствии председатель Украинской Центральной Рады и советский академик М.С. Грушевский (1866-1934) в своей «Истории Украины-Руси» (10 томов, издавались в 1898-1937 гг.) попытался использовать слово «украинцы» в этническом значении. Грушевский активно вводил понятия «украинские племена» и «украинский народ» в историографию Древней Руси и догосударственного периода. Вместе с тем в его «Истории» слово «украинцы» («украинец») употребляется применительно к событиям до XVII в. весьма редко. При этом очень часто упоминаются термины «руський» и «русин», синонимом которых у Грушевского и выступает понятие «украинец». В своей политической деятельности Грушевский и его единомышленники начали активное использование этого слова в еженедельнике «Украинский вестник» (выходил в 1906 г. в Петербурге) и журнале «Украинская жизнь (выходил в 1912-1917 гг. в Москве). Только в начале ХХ в. начинается противопоставление понятий «украинец» и «малоросс».

    Лишь после победы Февральской революции 1917 г. в России слово «украинцы» постепенно стало приобретать повсеместное хождение. В официальных документах оно по-прежнему использовалось редко — в универсалах «Центральной Рады» оно фигурирует лишь дважды, причем используется произвольно, по мере изменения политической конъюнктуры. Во II Универсале (3 июля 1917 г.) «украинцы» понимаются в географическом смысле: «Громадяне землі Української. (...) Що торкається комплектовання військових частей, то для сього Центральна Рада матиме своїх представників при кабінеті Військового Міністра, при Генеральнім Штабі і Верховному Головнокомандуючому, які будуть брати участь в справах комплектування окремих частин виключно українцями, поскільки таке комплектування, по опреділенню Військового Міністра, буде являтись з технічного боку можливим без порушення боєспособности армії». III Универсал (7 ноября 1917 г.), вышедший уже после захвата власти в Петрограде большевиками, придавал слову «украинцы» этническое значение: «Народе український і всі народи України! (...) До території Народньої Української Республіки належать землі, заселені у більшости Українцями: Київщина, Поділя, Волинь, Чернігівщина, Полтавщина, Харківщина, Катеринославщина, Херсонщина, Таврія (без Криму)».

    В этническом смысле и как самоназвание слово «украинцы» на официальном уровне окончательно укоренилось лишь с созданием УССР. В Галиции это произошло только после вхождения ее территории в состав СССР/УССР в 1939 г., в Закарпатье — в 1945 г.

    Итак:

    Изначально (с XVI в.) «украинцами» именовались пограничные служилые люди Московского государства, несшие службу по Оке против крымцев.

    С II половины XVII в. под российским влиянием понятие «украинцы» распространилось на слобожан и малороссийских казаков. С этого времени его постепенно стали употреблять и в самой Малороссии.

    К концу XVIII в. относятся первые попытки русских и польских литераторов употреблять слово «украинцы» в отношении всего малороссийского населения.

    Использование слова «украинцы» в этническом смысле (для обозначения отдельного славянского этноса) началось с середины XIX в. в кругах российской радикальной интеллигенции.

    «Украинцы» как самоназвание укоренилось только в советское время.

    Таким образом, возникнув не позднее XVI в. и постепенно распространяясь от Москвы до Закарпатья, слово «украинцы» полностью поменяло свой смысл: изначально означая пограничных служилых людей Московского государства, оно, в конечном счете, приобрело значение отдельного славянского этноса.

    Фёдор Гайда

    Источник



    Нравится


    Loading...


    Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
     




    Добавление комментария
     
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Введите два слова, показанных на изображении:*



    голосование
     

    Собрать всех в одну из действующих малых партий
    Создание принципиально новой силы
    Объединение малых ОО
    Объединение "профрусских" в поддержку ПР
    Объединение в поддержку левых сил



    Показать все опросы

    Популярные новости
     
    Loading...
     
    Теги
     
    Великая Отечественная Война, Владимир Путин, власть, выборы, выборы на Украине, геополитика, Евразийский Союз, евромайдан, Запад, история, история России, капитализм, Крым, культура, либерализм, мировой финансовый кризис, народ, НАТО, нацизм, национализм, образование, общество, Партия регионов, политика, Православие, Путин, революция, Россия, русские, Русский Мир, русский язык, соотечественники, СССР, Сталин, США, Украина, церковь, экономика, Янукович

    Показать все теги
    Календарь
     
    «    Июль 2014    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 
    Наши друзья
     

    ЦЕНТР политического прогнозирования UA-PRAVDA



    Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.
    При цитировании и использовании материалов сайта в интернете гиперссылка (hyperlink) {ss} на "Русский мир. Украина" (http://rusmir.in.ua) обязательна.
    Цитирование и использование материалов вне интернета разрешено только с письменного разрешения редакции.
    Профлист, купить со скидкой. Купить профлист оцинкованный .
    stroitelstvo63.ru

    Главная страница   |   Контакты   |   Новое на сайте |  Регистрация  |  RSS

    COPYRIGHT © 2009-2013 RusMir.in.UA All Rights Reserved.
    {lb}